Это не сирийский локальный конфликт, это мировая война с терроризмом. Это прямое подтверждение того, что риторический, как было многими воспринято в первый момент, вопрос Путина, заданный им лидерам Запада с трибуны Генассамблеи ОНН 28 сентября, вовсе не риторика, а приговор.
Опубликовано в Публикации