Пятница, 29 Январь 2016 03:32

Дорогой Леонид Ильич

Автор  Марк Юрьев
Оцените материал
(0 голосов)

392 300 32286 brejnev Как-то неправильно, что за всеми предстоящими в области церковными юбилеями, о которых пишет «ГБ», никто не говорит о праздновании здесь юбилея человека, благодаря которому Белгородская область, собственно, и состоялась – и как полноценная административно-культурная единица страны, и как сущность. В наступившем 2016-м исполняется 110 лет со дня рождения Леонида Ильича Брежнева. Того самого Генерального секретаря ЦК КПСС, доброго властелина половины планеты, последнего достойного и непоколебимого правителя великой «красной империи», трудовая биография которого началась на белгородской земле.

 

В невообразимо далёком (как будто в другом мире он находился) двадцать седьмом году прошлого века выпускник Курского землемерно-мелиоративного техникума Леонид Брежнев, получив квалификацию землемера 3-го разряда, начал свою трудовую биографию с работы землемером-землеустроителем в селе Теребрено Краснояружской волости. В том же 1927-м он женился на дочери машиниста станции Белгород и уроженке будущего Города Первого Салюта Виктории Денисовой.

 

Очень может, что именно два этих факта в жизни Белогорья в 60-е и 70-е годы двадцатого века сыграли весьма значительную роль, обеспечив нашему краю негласные, но вполне ощутимые преференции. Как жила бы сейчас Белгородская область, например, без ОЭМК? А ведь о роли Леонида Ильича в создании «Белгородской Магнитки» наглядно говорит тот факт, что в 1982-1985 годах он назывался «Оскольский электрометаллургический комбинат им. Л. И. Брежнева». И оба ГОКа на белгородской КМА – и Стойленский, и Лебединский построены в брежневскую пору.

 

Витаминный комбинат и завод «Ритм», производственное объединение «Сокол» и белгородский «Новатор» – эти и многие другие крупные промышленные предприятия, с которым были связаны судьбы десятков тысяч белгородцев, также продукты «Брежневской эпохи» на Белгородчине. Жаль, конечно, что не хватило области запасов водных ресурсов, чтобы автомобильный завод (тот, что сейчас называется Волжским) был построен у нас, а не в Жигулях. Мы в этом «конкурсе» по выбору места строительства современного автозавода, по слухам, заняли второе место. Но сам факт показателен – кадровый и ресурсный потенциал нашей, очень молодой области при Леониде Ильиче оценивался очень высоко.

 

Именно в пору Леонида Ильича возникли первые «агрохолдинги» - специализированные и поэтому высокоэффективные предприятия АПК. И, что неудивительно, первые из них в СССР – по производству, конечно же, куриного мяса – были созданы в Белгородской области.

 

При Леониде Ильиче Белгород был, возможно, единственным из провинциальных городов России, где в магазине реально было по 20 сортов колбасы. Правда, было таких магазинов всего два. Назывались они «Кооператор», а колбасу там продавали с 50%-тной (приблизительно) наценкой от госцены. То есть, например, варёная «Докторская» по два-двадцать (и с большой, получасовой очередью в обычном гастрономе) там стоила три-десять (безо всякой очереди и под радушную улыбку скучающего продавца "Кооператора"), а копчёная «Московская» вместо три-восемьдесят – целых пять-семьдесят.
Дороговато, конечно, но если вспомнить, что тогда на Урале люди в 4 утра занимали очередь, чтобы купить хотя бы куриных потрохов, то белгородская свобода выбора была фантастической.

 

Именно в пору Леонида Ильича белгородская деревня уже навсегда и окончательно забыла о голоде и превратилась из «саманной» в «каменную». Кирпичные дома, никогда ранее невиданные в наших глубоких чернозёмах, стали в «Брежневскую эру» нормой. И в те же 70-е началось проектирование веток областной газовой сети, благодаря которым позже в каждый сельский дом и пришёл газ, окончательно и бесповоротно ликвидировав главную бытовую разницу между городом и деревней.

 

В противовес изложенному мной здесь на паре страниц «культу личности» Брежнева можно, наверное, если постараться, вспомнить унизительные анекдоты, что массой бродили по просторам СССР

в конце эпохи дорогого Леонида Ильича. Можно, видимо, о многом плохом, неправильном и нечестном в те, как считают, «застойные» времена говорить. И очень может быть, что и упрёки, и претензии и даже обвинения окажутся оправданными и уже навсегда своевременными.

 

Однако воспоминания об эпохе Леонида Ильича несут в себе смыслы намного более важные, чем очередная актуальная политинформация об ужасах кровавого тоталитаризма.
Ведь фирменным знаком того времени, так же, как и нынешнего, была стабильность. Стабильность намного более крепкая, чем теперь. Но, в то же время, намного более скромная, чем нынешняя.

 

И тогда, и теперь стабильность в среде особо продвинутых интеллектуалов была предметом насмешки. «Ах, сколько возможностей упущено!», - твердили они тогда и говорят теперь. «Ах, как, по сравнению с несчастным нашим народом живут люди во всё мире!», - негромко трещали они тогда и во весь голос кричат теперь. Одним словом, различные части их тел требовали перемен тогда, и требуют их теперь.

 

Если вспомнить какие времена (с отловом, например, свободных людей по кинотеатрам и магазинам) пришли сразу же после Брежнева, если вспомнить, какие перемены случились потом, то смысл урока памяти о дорогом Леониде Ильиче очевиден. Память об эпохе Леонида Ильича прямо говорит, что нам всем надо крайне бережно относится к самим себе и к своей стране, нам отнюдь не стоить пренебрегать всем тем, чего мы достигли, что уже сделали, чего добились. И нам совсем не стоит верить в то, что перемены обязательно сделают этот мир лучше.

Не сомневаюсь, что несколько мемориальных досок в память о пребывании на Белгородчине Леонида Ильича Брежнева это всего незаметная часть платы за, возможно, неоценимо дорогое знание, подаренное нам им.

 

Марк Юрьев

Прочитано 656 раз