Пятница, 05 Июнь 2020 00:00

ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА: ПО ВОЛЕ БЕЛГОРОДЦЕВ, НО ВОПРЕКИ ВСЕМУ (к 30-летию выхода первого номера газеты "Наш Белгород")

Автор  Владимир БАБИН
Оцените материал
(0 голосов)

Бабин 1Трудно сегодня представить, что нет у нас газеты «Наш Белгород». А я вам скажу, что был момент, когда не то, что трудно, а просто невозможно себе было представить, что такая газета в принципе может быть. Удивительно, но факт - «Наш Белгород» появился вопреки всему, это был открытый вызов тогдашней власти, да и всей политической системе. Печатные издания в районах – районые газеты своим решением в ту пору учреждал ОК КПСС. Вы уж извините, но спрошу: в этом предложении всем всё понятно? Все знают, что такое «ОК»? Нет, это не "Одноклассники". А кто такой «КПСС»?


А то ведь давеча молодежь спросила меня: что такое «КГБ»! Не скрою, был в шоке, но это правда - те, кто родились в новой России не знают про КГБ, чекистов, про горячее сердце, холодную голову и чистые руки. И слава Богу! Возможно, это главное, чего мы достигли за 30 лет после распада СССР.

Точно так и с КПСС. Уверен, не все без Гугла смогут расшифровать аббревиатуру. И уж совсем немногие вспомнят, как в 6-й статье Конституции СССР появилась запись про «руководящую и направляющую силу советского общества». Так вот: газеты районные, как печатный орган райкома КПСС, учреждали на месте, в регионе, а печатные издания в областных центрах учреждал Центральный Комитет КПСС. Местная власть – ни партийная, ни советская - никак не могла дать разрешение на выпуск газеты «Наш Белгород». Но газета, несмотря ни на что, всё-таки вышла 13 июля 1990 года.

Это была среда. Я подписал первый номер «в свет», взял с машины пачку приправочных экземпляров и пошёл из областной типографии, что на Богданке, пешком…куда глаза глядят, точнее, в никуда. А куда идти? Редакции у меня тогда не было, людей рядом не было, первый номер сделал один, на коленке, в коридоре городского Совета, на улице Ленина в доме №38, на 5-м этаже. Нам выделили небольшой кабинет, кто-то в отпуск ушел, и сказали, что можно временно занять. А что такое временно? Ни документы положить, ни полки повесить, ни шкаф поставить - да ничего нельзя. Квартиранты!

И чего туда идти? Но всё-таки пошел в горсовет, чтобы лично положить свежий номер на стол Анатолию Митрофановичу Гридчину, тогдашнему председателю Белгородского городского Совета, в ту пору ещё народных депутатов. Без него, без его поддержки газеты не было бы.

Отдельно надо рассказать об историческом, уникальном во всех отношениях, в чём убежден и не без оснований, Белгородском городском Совете 20-го созыва, избранном по весне 1990 года. Это был последний в советскую пору, но первый в истории города городской Совет, где голос общества был слышен, где появилась оппозиция и она была не игрушечной, как сейчас, а реальной. Интереснейшая тема!

Впервые в зале заседания появились микрофоны. Никогда раньше их не было! Какие микрофоны, если всё решено, всё давно принято и утверждено? Депутаты формально поднимали руки, а то и не поднимали вовсе, чтобы не тратить времени на подсчёт ничего не значащих голосов. А тут – микрофоны, и возле них очередь!

Уже час идёт сессия, а никак не могут утвердить повестку дня. Оппозиция всё время вносит предложения, их ставят на голосование, голоса считают вручную, хотя и без голосования загодя ясно, что консервативное коммунистическое большинство не пропустит ничего из того, что вносит оппозиция – группа депутатов, которые пришли в горсовет под знамёнами «Демократической России».

Нас было сначала всего шесть или семь человек. Перед первой сессией я объявил запись добровольцев во фракцию «ДемРоссии». Записались смельчаки! Рад тому, что судьба даровала встречу с настоящими бойцами и очень интересными людьми. Среди них рабочие, педагоги, учёные. И это было удивительно! Некоторые, включая меня, на тот момент состояли в КПСС, но мы создали в городском Совете не антикоммунистическую, это неверный взгляд, а демократическую фракцию. Первую и, считай, последнюю в городском парламенте. Той же весной все демократы вышли из рядов КПСС, но это отдельная история.

Но тогда мы пришли в зал заседаний уже командой. Конечно, слабенькой, малочисленной, мы не могли ничего решить самостоятельно, ибо были в абсолютном меньшинстве. Но всякий раз внимательно считали явку, а явка у коммунистов частенько была слабенькой, и когда выяснялось, что у них в зале недобор на уровне кворума, мы вставали и выходили, покидали сессию, лишая собрание кворума, тем самым блокировали неугодные решения, навязанные коммунистическим агрессивным большинством.

Одним из первых я встал тогда к микрофону и внёс предложение создать городскую газету. Честно скажу: я не знал, что это невозможно в принципе. Председатель горсовета Анатолий Гридчин знал, и я представляю, как ему было не просто. Это же не текучка, не тривиальная штука типа внутреннего регламента и кто в какие комиссии войдёт. Гридчин не мог поставить это предложение на голосование, ибо он знал, что ему в обкоме партии оторвут за самоуправство голову. Но председатель Совета не мог и проигнорировать предложение. О том я предупредил: это не только моё предложение – это наказ моих избирателей.

Сейчас вспоминаешь, и вроде получается какой-то фантастический рассказ. Но это чистая правда, друзья мои! Меня избиратели на округе спрашивали на встречах: ты можешь трубы в подвале починить? Нет, говорил, не могу, я иду в депутаты, а не слесарем РЭУ. Ты можешь нам дороги во дворе сделать, а то мы тут все ноги поломали? Нет, говорю, не могу, у меня нет асфальта, техники, рабочих, которые это умеют делать. А что ты можешь, возмутились люди, ты для чего сюда пришёл и морочишь нам головы?

По тем временам это была дерзость. И при советской власти, и сейчас представительные органы, а прежде всего, органы местного самоуправления, в сознание электората это команда слесарей, электриков, дорожников, плотников, дворников и тех, кто вывозит куда-то мусор со двора. Ни о чём другом и речи быть не могло! Депутат всегда был нужен для починки, ремонта, для того, чтобы на детскую площадку завезли песок. И вдруг какой-то непонятный товарищ говорит, что он ничего этого делать не будет, но предлагает создать городскую газету, чтобы голос каждого белгородца был слышен на всех уровнях власти.

Дерзость! Открытый вызов существующим порядкам. Но люди идею поддержали! У меня был один наказ от моих избирателей - создать городскую газету. Именно потому с полным основанием всегда говорил и теперь скажу: «Наш Белгород» создан по воле белгородцев. Так решили люди – это был наказ горожан.

И это удивительный, да что там – фантастический факт! Крыша худая, трубы в подвале текут, дороги во дворе такие, что чёрт ногу сломит – всё так и было, проблем куча. Но люди на первое место поставили гласность, свободу слова, права человека.

Это к вопросу о «совках», что синоним рабскому состоянию духа, о бессловесной обывательской массе, которая якобы никогда ничем, кроме тривиальной бытовухи, не интересовалась. Не правда! В душе нашего народа всегда была неискоренимая тяга к свободе, демократии, самоуправлению. Не будь того, миллионы встали бы на защиту КПСС и Советского Союза. Не будь для людей это значимо, ни о какой гласности, а это значит, ни о каком «Нашем Белгороде» и речи быть не могло бы. Люди поддержали идею создания независимой городской газеты, и только потому невозможное стало возможным.
(продолжение следует)

На снимках: в редакции "Нашего Белгорода" на улице Воровского (ныне князя Трубецкого ) ; первый номер "НБ".

 Газета 1

Прочитано 34 раз