Суббота, 18 Февраль 2017 13:47

И полетит благая весть по миру…

Автор  Ирина Бабина
Оцените материал
(0 голосов)

Stamp of Russia 2015 No 1911 Postcrossing«В нас пропал дух авантюризма, мы перестали лазить в окна к любимым женщинам, мы перестали делать большие хорошие глупости…». Помните, конечно, этот любимый монолог из «Иронии судьбы»? Ставшая крылатой фраза всплыла первой, когда я на днях получила необыкновенное письмо. Но обо всём по порядку. В наш век – век технической революции и всяческого прогресса в области технологий уже привычными и доступными стали всевозможные гаджеты, существенно облегчающие нам жизнь в плане быстрого соединения с любым человеком или сообществом людей практически из любой точки земного шара.

Ничего удивительного для нас уже нет в том, что электронные послания за секунды добегают до другого континента, не то что до другого города. Хотя за такую доступность нам пришлось поплатиться качеством коммуникации. Не случайно даже короткие уже сообщения стали превращаться вообще в карикатурные аббревиатуры типа «поки», «чмоки» и т.д. Логично: быстрая связь предполагает быстрый ответ. Но за этой спешкой мы, кажется, потеряли сам вкус общения.

С удовольствием сейчас читаю старинные письма: «Милостивый государь! В первых строках своего письма спешу сообщить…» или «Любезные други мои, покорнейше прошу…»… Эта волшебная вязь простых в общем-то слов и выражений захватывает с первой строки и не отпускает до последней. Старинные письма – их можно читать и перечитывать как роман. Как изящно умели говорить ещё столетие назад, как витиевато (в лучшем смысле слова) выражали свои мысли, сколько глубины и прочувствованности было в каждом письме. И его не писали, колотя двумя пальчиками по клавишам: послание тщательно обдумывали, порой даже переписывали с черновика на чистовик, ибо оно было – отражение состояния души.
Всегда любила писать письма – находила для этого массу поводов, в основном связанных либо с отдыхом моих родителей где-то, либо моим собственным, вдали от дома. И мама, и папа обожали мои письма, как я обожала их «двойные» ответы. Но, к сожалению, эпистолярный жанр теперь перерос в канцелярский язык и используется только для официальщины.

Не знаю, может быть, я «громко грустила» по письмам, но судьба в лице посткроссинга решила меня вознаградить письмом от совершенно дотоле незнакомого мне человека, живущего в Приморском городке под названием Десепшен Бэй, к северу от Брисбена, Австралия. А случилось это на днях. Как-то вечером, возвращаясь домой, привычно со скрипом сдвинула узкую дверцу почтового ящика и обнаружила белый, запечатанный настоящим сургучом, конверт. Как посткроссер со стажем, я не удивилась – многие люди почему-то присылают открытки в конвертах, хотя сам посткроссинг предполагает обмен именно открытками – ОТКРЫТыми письмами, без какой бы то ни было оболочки. Но случается, что человек решил послать какую-то необычную открытку, может собственноручно нарисованную, а потому для пущей сохранности «завернул» в конверт. Каково же было моё удивление, когда, полюбовавшись и всё же вскрыв самодельную печать, я развернула конверт, который оказался огромным, написанным каллиграфическим почерком письмом! Несколько минут я зачарованно смотрела на безупречную вязь, а затем стала вчитываться. Конечно, мой английский, которому меня обучали 6 лет в школе и 3 года в институте, позволил разобрать примерно половину написанного. А остальные слова (прибавьте к этому курсив, а не печатные буквы) пришлось кропотливо разбирать с помощью он-лайн переводчика. Но оно того стоило.

Итак, зарегистрировав полученную открытку (а почтовая карточка, кстати, тоже была вложена в послание – с самыми брендовыми животными Австралии – кенгуру), я увидела своего адресата. Им оказался австралиец Роберт, бросивший, по его словам, после 40 лет работы в IT-сфере высокооплачиваемую работу, чтобы наслаждаться путешествиями, изучением истории и рукописного письма. Ну что ж, одна разгадка была найдена. А вторая проступила в строках его необыкновенного послания. Роберт написал, что больше всего на свете любит писать письма, а ещё изучать почерки. Вот этот, кстати, который он использовал в послании ко мне, является точной копией стиля каторжников, который был изобретен в 1788 году! Мой визави подробно рассказал, как раньше арестанты делали себе чернила – из сульфата железа, и как выделанная кора деревьев служила им чернильницей. Буквально по словам расшифровывая удивительное это послание, я наслаждалась и стилем. Это конечно не «милостивейшая сударыня», но что-то очень тёплое и душевное, что заставляло ещё и ещё раз пробегать глазами по выписанным с любовью строкам. Даже поймала себя на мысли, что я сейчас не в небольшом ородке на юге России, а почти там – в приморском городке Десепшен Бэй – практически рядом с человеком, который живёт от меня за 14 тысяч километров.
Немало удивило меня и окончание письма: визуально было видно, что прекрасный, отточенный почерк сменился вдруг каким-то готическим, с наклоном в другую сторону. Совершенно в другом стиле Роберт специально для меня написал несколько строк, как он сам выразился, на языке Шекспира. Да, это вам не смс-ки писать – здесь нужно душу вкладывать и действительно думать о том человеке, к которому обращаешься.

Впрочем, весь посткроссинг построен на том, что это не просто открыточный обмен – подумаешь, марки с другого континента, рисунки на картонных листах бумаги – эка невидаль. Другое дело, что каждый, кто для себя решает вступить в обмен со всем миром почтовыми отправлениями, делает это для того, чтобы узнать культуры той или иной страны, познакомиться с её достопримечательностями, святынями, традициями и обычаями. Очень часто встречаю и просьбу написать что-то на моём родном языке и перевести. И уж конечно почти все посткроссеры хотят совершить пусть и виртуальное, но путешествие, чтобы познакомиться ещё с каким-то неведомым им местом на карте. Да и я сама за полтора года увлечения посктроссингом где только не побывала и чего только не увидела, благодаря моим таким разным и интересным друзьям во всём мире.

Единственное, что некогда омрачало радость отправки открыток – это их… отсутствие. Я говорю именно о наборах с достопримечательностями Белгорода. Одна попытка издать что-то похожее на виды Белгорода давно раскуплена всеми посткроссерами в киосках, куда поступила. Всё бы ничего, но делался такой набор бездумно: его ни в коллекцию взять (качество печати не ахти и толщина карточки оставляет желать лучшего), да и отправлять по почте – не очень удобно: делавшие его не знали, где на открытке должен располагаться обратный адрес, куда клеятся марки, и как оставить «поле» для короткого послания. Белгородские посткроссеры нашли решение проблемы - сами разработали эскизы и изготовили открытки с видами Белгорода,храмами Белогорья, традиционными русскими ремёслами. Они разлетелись по странам и континентам, откуда потом пришли восторженные отзывы от получателей.

Однако совсем скоро всё изменится – уже сейчас группа посткроссеров Белгорода совместно с городской администрацией разрабатывает проект, который целиком и полностью посвящён посткроссингу. В нём предусмотрено и изготовлении новых, красочных, интересных открыток с видами нашего города (возможно, будут даже рисунки, а не только фотографии), и прямой обмен с городами-побратимами, и много ещё чего интересного. Так что пока не поздно – присоединяйтесь к любителям писем, открыток и живого обмена с людьми из разных стран. И полетит благая весть о Белгородчине по миру!

Ирина БАБИНА,
фото автора

На снимках: марка с эмблемой построссинга;открытка "Снимок на память" произвела фурор в Японии; из далекой Австралии в Белгород прилетело письмо.

 

Прочитано 264 раз