Четверг, 03 Март 2016 01:05

Катастрофа, которой нет

Автор  Юрий Антонов
Оцените материал
(0 голосов)

iВ конце прошлого года в Белгородской области случился экономический удар. Самое удивительное состоит в том, что почти никто его почему-то особо не заметил. Хотя, согласно нынешним экономическим теориям, с нами приключилась полная и безоговорочная экономическая катастрофа.

 

Дело в том, что по данным Белгородстата в четвёртом квартале 2015-го каждый шестой, если не пятый, трудоспособный белгородец оказался фактически без работы. Хотя число официально зарегистрированных безработных в регионе в это время заметно не выросло, зато здесь почти в 3 раза увеличилось количество людей, ушедших в отпуск без содержания, «за свой счёт», или находящихся «в простое по вине работодателя».

 

Для ясности надо отметить, что Белгородстат считает не всех белгородских трудящихся. Увольнения, отпуска, вакансии, сокращения, зарплаты, долги по ним и прочие рабочие состояния наши статистики стабильно отслеживают у порядка полумиллиона работающих белгородцев. Это, как правило, те, кто работает в крупных и средних организациях, практически создающих и скелет региональной экономики, и её стабильную доходную структуру.

 

Хотя всего трудоспособных по возрасту граждан в нашей области числится около 800 тысяч. Но из этих восьмисот тысяч порядка 50 тысяч – это индивидуальные предприниматели. Ещё 200-250 тысяч «неучтённых» трудоспособных составляют и те, кто ещё учится в вузах, и те, кто подрабатывает в нашем текучем малом бизнесе, и те, кто без смены постоянной прописки давно уехал на заработки в дальние края, и те, кто ни в какие госучёты по определению входить не собирается – так называемые, «самозанятые» граждане.

 

Таких, кстати, в белгородском депфине деликатно называют не «шабашниками», но «фрилансерами». А их число определяют минимум в 100 тысяч единиц, то есть почти в половину от всех не охваченных экономическим статучётом (и прямыми налогами) работников.

 

При такой организации учёта, понятно, детальную точность получить сложно (чтобы преодолеть недостатки статучёта периода недоразвитого капитализма, в этом году, например, статистики по всей стране проведут поголовное обследование местного малого бизнеса). Однако такая система учёта – как говорится, по самым заметным индикаторам – предельно ярко и наглядно проявляет фундаментально важные признаки состояния той или иной части экономики.

 

Итак, в IV квартале в Белгородской области в отпусках без содержания и простоях по вине работодателя оказались почти 12 процентов от всего списочного состава штатных работников белгородских организаций. То есть более 50 тысяч человек. Ещё около четырёх процентов – но уже от всего числа трудоспособных белгородцев – в этом квартале имели статус официальных безработных. А это в номинальном выражении означало ещё почти 40 тысяч человек.

 

То есть из тех 500 тысяч работников, на которых держится и региональная экономика, и региональное социальное государство, к началу нового, 2016-го года более 90 тысяч остались без регулярной работы. И, значит, без нормальных, то есть регулярных доходов.

 

Причём в ряде видов деятельности, таких, например, как «строительство», доля ушедших на весь квартал в отпуска «за свой счёт», подбиралась к трети от всего числа списочных штатных работников.

 

По нормативам и так называемым «объективным законам» современной экономической теории при такой доле «выпавших из замкнутого потребительского цикла» людей экономика должна почти одномоментно схлопнуться – потому что у неё при таком раскладе разом исчерпываются внутренние жизненные силы, заставляющие крутиться её колесо.

 

Но в реальности не случилось даже намёка на что-то подобное остановке нашего экономического механизма: пусть и слегка поскрипывая, но он работает практически так же, как и раньше. Разве что в магазинах и моллах стало заметно меньше любопытствующих зевак и дешёвых понтов.

 

Конечно, может быть в каком-то очень несветлом будущем всё это нам ещё обязательно икнётся – просто, типо, пора ещё не пришла. Не все ещё, типо, циферки сложились.
Но, признаюсь честно, лично я больше не буду доверять грустным (и тем более злорадным) предсказаниям экономической катастрофы, неизбежно и старательно ждущей нас, дескать, за ближайшим углом. Статпоказатели сообщили нам, что в нашей белгородской жизни она произошла ещё позавчера.

 

По крайней мере, так всё это выглядит согласно продвинутым воззрениям видных (и, естественно, крайне оппозиционных) современных экономистов.

И тогда надо признать, что мы напрасно её боялись. Для случившейся с нами катастрофы всё вокруг выглядит вполне терпимо: есть от чего отталкиваться, понятно к чему стремиться.

 

Если мы с вами сейчас действительно живём уже в пост-катастрофном мире (а по экономической потреблятской теории это так), то значит нам, во-первых, больше бояться нечего.

 

А, во-вторых, всем нам следует по этой теме успокоится. Потому что, оглянувшись вокруг, можно легко обнаружить, что, оказывается, экономическая «катастрофа» от экономического «процветания» для подавляющего большинства ничем принципиально не отличается: и в таком мире жить вполне себе можно. Без различных, замечу, голодных игр.

 

Юрий Антонов

Прочитано 602 раз