Воскресенье, 22 Май 2016 19:47

Кипячение мозгов

Автор  Юрий Богатырев
Оцените материал
(0 голосов)

tunin shizofreniia«Кипит наш разум возмущённый» - так характеризуют марксисты нормативное состояние своего рассудка. Причём, сами и на самом высоком официальном уровне - в партийном гимне «Интернационал». Понятно, что в таком состоянии довольно сложно уравновешенно, здраво и квалифицированно оценивать происходящее вокруг. И, пожалуй, действительно, - единственным закономерным развитием событий в такой умственной горячке становится только «смертный бой» (о котором поётся как раз в следующей, после «кипящего разума», строке гимна).
Однако жизни обычной, рутинной, одним словом, - человеческой непрерывный смертный бой остро противопоказан. Потому что с кипящими во внутреннем «смертном бою» мозгами нормальную человеческую жизнь создать невероятно сложно. Ведь в таком состоянии нельзя реально решить ни один, даже самый простой для простого человека жизненный вопрос. Ситуация с вмешательством белгородских коммунистов в рутинное, в общем-то, и внутреннее дело Белгородского университета по Алексеевскому филиалу ещё раз доказала этот очевидный факт.

Иначе чем «кипячение чужих мозгов» трудно расценить бурлеск, организованный «смертобойцами» вокруг нескольких сотен студентов и преподавателей Алексеевского филиала БелГУ – вполне законопослушных, исполнительных и порядочных, заметим, людей. Несколько слов, непонятно зачем обронённых работником здешнего муниципалитета, были политиками со «смертным боем» в горячечно «кипящем разуме» раздуты до масштабного скандала.

Ведь на самом деле для всего мелодраматического ужаса, ставшего ныне достоянием интернет-общественности – звонких митингов протеста, рыданий красивых студенток в высоких кабинетах и прочих угроз покончить чью-то жизнь, есть только одно основание – кто-то где-то кому-то чего-то шепнул. То есть в жизни реальной, а не придуманной политиками, никогда не существовало и не существует не то что официального решения о реорганизации филиала, здесь не было и нет даже хотя бы полу-официального заявления вуза и его руководства о том, что в вузе хоть каким-то образом судьбу своего филиала обсуждали.

Представьте себе такую картину. Вышли вы прекрасным июльским утром с сыном на прогулку. Покатались в парке на каруселях, съели в знак дружбы и любви по эскимо, покормили на площади голубей, собрались поехать в зоопарк. И вдруг сын начинает вам кричать: «Я тебе этого никогда не прощу, ты нас бросаешь, ты уходишь к тёте Лене, мы с мамой этого не переживём!». А потом заявляет: «Чтобы вопрос уладить по-хорошему, ты должен с мамой сегодня же свой развод обсудить и правильно поделить имущество. Да, и не забудь мне купить тот большой торт!».
А Вы ни тёти Лены никакой не знаете, и с женой живёте душа в душу, да и, честно говоря, всё имущество в семье – ваше, до брака скрупулёзно и ответственно нажитое.

Вы сына в удивлении спрашиваете: «Да кто тебе всё это наплёл, и кто такая эта тётя Лена?». А тот в ответ, с наворачивающимися на большущие детские глаза слезами: «Не смей мне врать, в КПРФ всё точно знают, и за наши, детские права всего готовы сражаться до конца! И если тебе с мамой разговаривать стыдно, встреться с нашим депутатом-коммунисткой, она готова стать посредником в вашем семейном споре».

Ну и как вам себя в этом случае вести?

А ведь ситуация с университетом (в роли папы) и коллективом его филиала (студентами и преподавателями в роли обманутого сына) до боли похожа на вышеприведённый вымышленный эпизод.

Да и если непредвзято, безо всякого корыстного интереса и горячего боления за одну из трёх команд конфликта (вуз, коллектив филиала, политики, нацелившиеся в госдуму), то больше всего недоверия вызывают именно политики. Тем более, что раскручивание конфликта вокруг филиала началось всего за два месяца до начала кампании по выборам депутатов Государственной Думы.

Вот, скажем, депутат Анастасия Анатольевна Байбикова заявляет в своих статьях, что содержание Алексеевского филиала головному университету ничего не стоит – потому что даже за аренду платить не надо, ведь здание-то своё.
И тут же сообщает, что вместо вуза в этом здании (вузовском!) откроют ЗАГС. Но где районный ЗАГС и где университет? Что - БелГУ совершенно постороннему для вуза органу власти здание в аренду сдаст? Чтобы денежки лопатой, значит, грести?
Но у органов власти (в том числе и в Алексеевке) столько своих бесплатных зданий и помещений, что вряд ли они кому-то за аренду платить будут (да и не любят у нас во власти, надо признать, кому-то чего-то платить – там больше любят на любых видах плат экономить).

Вопрос по принадлежности здания, понятно, для исследования конфликта не самый определяющий. Но зато весьма показательный – ведь как ни поверни, хоть университетское это здание, хоть муниципальное, получается что в обоих случаях Анастасия Анатольевна соврамши: либо здание университетское и тогда никакого ЗАГСа здесь по определению быть не может, либо здание муниципальное, и тогда вуз всё-таки аренду платит.

Боюсь, что если люди без кипения в мозгах, взвешенно и спокойно начнут разбирать всё наговорённое и натворённое политиками (они же депутаты облдумы) по пунктам, то точно такая же фальшивка и нелепица выплывет наружу в большинстве случаев.

Кто, например, заставил ехать 70 человек из Алексеевки в Белгород для встречи с ректоратом вуза? Политики. Но в том, что назначенная политиками, а, замечу, вовсе не ректоратом, встреча не состоялась, оказывается виноват ректорат, а не политики.
Но ведь ректорат никому никакой встречи не назначал. Никто от ректората согласия на проведение этой встречи (почему-то не в вузе, а в совсем не дешёвой гостинице «Аврора») не получал. Да, надо честно признать, что и не очень-то согласия на обсуждение проблемы (вполне возможно, что и несуществующей) и добивался.

«Не хотят разговаривать с людьми», - так приговорила тов. Байбикова и ректорат университета, и зачем-то всю современную белгородскую и российскую власть в целом. И ведь оспорить это утверждение никак нельзя, комсомолка-коммунистка на сто процентов права – никто, нигде и никогда не хочет разговаривать с людьми, без всякого спроса хозяев пробравшихся в дом.

Если взять на вооружение подобную методу, то зайти можно очень далеко.
И в отношении, например, Анастасии Анатольевны в том числе: разве она не знала, что мы с 10 друзьями вчера на 17.00 назначили ей встречу у пивной «Княжий двор» - для депутатского разъяснения ситуации с ростом коммунальных тарифов. А она не пришла. «Не хотят, не хотят краснопузые депутаты разговаривать с простым народом, зажрались, гады, на народных харчах!», - так оценил мой друг Матвееич игнорирование народным избранником запросов своих избирателей, голосующих за коммунистов больше лет, чем товарищ Байбикова их на свете прожила.

«Не делай добра, не будет зла», - гласит печальная русская мудрость. Не случись по воле ректората Белгородского университета открытия Алексеевского филиала вуза, никто никого никогда бы ни в чём не упрекнул. Согласитесь, логично будет, если те, кто принимал решение о его открытии, примут решение о его реорганизации и даже о его закрытии. Всё-таки, согласитесь, и по формальной логике, и по юридическим основаниям у них на это есть все права.

А вот после принятия какого-то, совершенно законного официального решения – о реорганизации, закрытии, или, напротив, расширении филиала, у этих людей не может быть других форм поведения, кроме благополучного разрешения проблем со всеми и каждым двуста студентов очного отделения и всеми и каждым шестиста заочников.

Уже хотя бы потому, что каждый студент, оставшийся в вузе – это немалые деньги: для бюджетников - из бюджета, для «платников» - из собственного (или родительского) карманов. Понятно, что если с этими людьми (а также их родителями) не разговаривать по-нормальному, приходя к полному взаимному пониманию сторон и на человеческом языке, эти люди и эти деньги уйдут. Да хотя бы просто из обиды.
Для понимания финансового масштаба проблемы замечу, что, к примеру, при нынешних ценах на обучение, скажем, одна тысяча человек по сто тысяч рублей – это сто миллионов рублей каждый год.

То есть вряд ли в ректорате университета найдётся хоть один безответственный человек, не способный – по вышеизложенным материальным, а также всем понятным моральным причинам – встретиться и поговорить с алексеевским народом. Но происходить это (в цивилизованном мире, по крайней мере) должно, во-первых, по взаимному согласию, а во-вторых, при наличии твёрдой официальной позиции руководства вуза (ну, или, по меньшей мере, реально существующей, чётко и публично заявленной позиции по каким-то планам реорганизации филиала).

Сейчас же мне на ум в связи со вторым в истории алексеевским массовым протестом (первый раз был, когда местные болельщики коллективно били судью, укравшего победу у ФК «Слобода» в матче чемпионата области против Шебекино) приходят ритуальные пляски папуасов Микронезии вокруг приговорённой к съедению жертвы. Правда, у тех людоедов, по легенде, было принято перед поеданием пленника всячески умасливать (часто – в буквальном смысле этого слова). Видимо, предполагалось, что раздобревшим, спокойным и умиротворённым он будет значительно вкуснее. Времена изменились, и современным политикам нынче трудно чего-то добиться без разжигания страстей, без кипячения мозгов народу – по поводу и без. Всё=таки нынешний итоговый приз намного питательнее одного ужина на тихоокеанской природе – мандат народного избранника, подтверждающий, что жизнь удалась.

И для достижения этой цели современным политикам (любой окраски), похоже, не жалко никого и ничего. Главное, чтоб повод для политического кипячения мозгов был.

Юрий Богатырев

 

Прочитано 465 раз