Вторник, 29 Ноябрь 2016 22:38

На смену "Смене"

Автор  Юрий Антонов
Оцените материал
(0 голосов)

00df99a2af39825122dea9676dc6f22fПервое января будущего, 2017-го года станет печальной датой в истории белгородской прессы. Как недавно сообщил один из белгородских информационных сайтов, в этот день окончательно закончит своё существование белгородская газета «Ленинская смена». Когда-то самая популярная и тиражная областная молодёжная газета. Когда-то настоящий флагман живой и энергичной прессы Белогорья – бывала ведь и такая. Когда-то глубоко профессиональный и подлинный «живой журнал» жизни молодёжи нашего края. 


Собственно, по факту областная молодёжная газета уже пару-тройку лет как в полном объёме не работала – от неё до последнего времени оставалось только областное спортивное издание, выходившее под названием «Спортивная Смена». Но и этому варианту существования областной «молодёжки» пришёл конец: с 1 января вместо газеты начнёт выходить глянцевый физкультурно-оздоровительный журнал. А это, как говорится, уже совсем другая история.

В истории же этой, завершающей приём-передачу «смен» – ещё одной долгой, размером с целую жизнь, и вновь завершающейся прямо на наших глазах истории, самым примечательным, на мой взгляд, оказалось то, как легко мы расстались ещё с одной традицией. Важной культурной, цивилизационной составляющей совсем недавней нашей жизни. А ведь по масштабу Белогорья исчезновение областной «молодёжки» вполне себе сопоставимо с исчезновением из жизни современного российского телезрителя первого или второго телеканалов – со всеми тамошними ургантами, вестями, поединками и неведомыми мне, но горячо любимыми публикой сериалами.

Бесспорно, что жизнь любого средства массовой информации определяет время. Его ритм, его вызовы и его запросы. Его экономика, в конце концов. Многие, к тому же, действительно, на полном серьёзе уверены, что время газет, такого скучного формата распространения информации, стремительно уходит, стремительно становится прошлым, тихо превращается даже не в воспоминание, а уже всего лишь в его тень.

Так в последние десятилетия случалось не раз. Появилось телевидение, и тогдашние «многие» дружно предрекли смерть кинематографу. А до этого появление кинематографа, совершенно аналогично и крайне преждевременно, решили считать окончательным и бесповоротным приговором театру. Ещё десяток лет назад меня плотно убеждали, что интернет разучит людей читать книги – потому что там, в сети, дескать, будет представлено знание о жизни в самом концентрированном виде. И какой же дурак, метафорически уверяли меня, будет возиться со всеми этими турками и ручными кофемолками, когда есть такой простой, удобный и комфортный растворимый кофе…

Возможно, главной ошибкой подобных пророков было то, что они не понимали сути всех этих явлений. Были уверены, что основным продуктом во всех этих формах человеческой деятельности была информация. А что самое важное в информации? Правильно, скорость и комфорт её доставки потребителю.

Но вот какая закавыка – сейчас всё чаще можно встретить людей, по-настоящему образованных и думающих, принимающих очень важные (для миллионов!) решения, которые абсолютно сознательно выключили себя из такого комфортного, такого скоростного современного потока информации и по старинке читают газеты, смотрят кино, пишут книги. И даже - о, ужаснейшие из ретроградов! - ходят в театр. Такое действие, по их мнению, намного продуктивнее для думающего и обдуманно действующего человека, чем погружение в нынешней поток, с его практически ничем неистребимым запахом и вкусом.

А в газете ведь вовсе не информация является главным. Просто каждый номер каждой профессионально сделанной газеты является законченной, «от и до» высказанной идеей. Законченным продуктом. Как книга. Как кинофильм. Как спектакль. Именно поэтому даже выпущенная на самой дрянной, жёлтой папиросной бумаге, безо всяких иллюстраций, но профессионально сделанная газета способна создавать, формировать контекст. То есть вызывать одновременное сотрясение души, разума и личного опыта в человеке и задавать направление его мыслей и чувств. То есть создавать в человеке тот резонанс с миром, который отвечает идеологии редакции, издателя, класса.Куда движемся мы, отказываясь от газет, связывавших нас со времени и друг другом?

Каждый, кто профессионально занимается коммуникацией в России, знает насколько трудно сейчас установить прочные коммуникационные контакты с потенциальным потребителем. Насколько замусорены, забиты донельзя повседневные коммуникационные каналы. Насколько недоверчиво поэтому относится современный русский человек фактически к любому новому для него тексту, новой мысли, насколько цепляется за когда-то (классе этак в шестом) заученное. Насколько консервативен, не прошибаем, застёгнут на все свои старые-престарые пуговицы из позапрошлого уже, похоже, века современный россиянин. И насколько поэтому отзывчив он на самые простые решения и рецепты избавления от проблем – ему же в первую очередь и наносящие глубокие раны и долго не заживающие травмы.

Дело в том, что общество без ежедневных профессиональных газет, общество живущее, как в средние века, информацией от соцсетевого агентства ОБС («одна бабка сказала») гарантированно превращается в косную, тупую, истеричную и неуправляемую толпу. Этакого всегда раненого в голову зверя, к которому даже в мысленных планах пытаться приближаться чудовищно опасно. Он ведь себя готов на куски разнести, а не то что каких-то там окружающих. Потому что живёт он, этот зверь, по нерациональной, нечеловеческой, внецивилизационной логике.

Понятно, что от радикального воплощения в жизнь подобной апокалиптической картины нам пока далеко. В том числе и руины былых, чётко сегментированных, адресованных совершенно конкретному потребителю общественно-политических и молодёжных газет, как ветшающий, но всё ещё отчего-то, по-старорежимному крепкий каркас, пока удерживают всероссийскую коммуникационную конструкцию.

Понятно и то, что газета «Смена», даже с последним своим «дохолдинговым» тиражом в 8-9 тысяч экземпляров и парой выходов каждую неделю, в единоличном, так сказать, виде вряд ли могла очень серьёзно и заметно повлиять на пристрастия публики. Давно зачем-то изучающей, вместо проблем и побед собственной жизни, чужие обрывочные сетевые дневники и чик-чирики.

Очевидно, что и новая форма, возникшая на месте когда-то славной нашей «Смены», скорее всего, окажется и идейно, и экономически оправданней предыдущего формата. В конце концов, собирать рекламные деньги в выразительный и бюджетный глянец намного веселей, чем в такую привычно-обычную по виду газетку. А в экономические кризисы подобный эмоционально-финансовый аргумент является бесспорно-определяющим.

И что, возможно, самое важное: как минимум 8 из 10 потенциальных потребителей совершенно точно выберут для себя именно отмену старой формы и старого содержания – в пользу любой новой формы и любого нового содержания. Ибо так, в неудержимой и неостановимой страсти к «перемен требуют наши сердца», к безостановочному и безоглядному реформаторству всего окружающего мира нынешний народ выращен и воспитан.
И именно суровый «глас народа» из квалифицированного социологического опроса в современном русском обществе является абсолютно неоспоримым и решающим экспертным мнением. В конце концов, кто платит (а у нас именно народ, наполняя своими трудами бюджеты всех уровней, платит за всё), тот в полном праве заказывать хоть глянцевую музыку.

Вот только как-то всё скучнее и скучнее становится жить в Белогорье от столь взвешенных и глубоко просчитанных решений. Это сугубо моё мнение, которое, скорее всего, редакция «ГБ» не разделяет ни в коем случае. Но опыт последней четверти века показывает, что даже, казалось бы, самый формальный отказ от самых, казалось бы, незаметных и незначительных традиций, как правило, влечёт за собой в пропасть безвременья целые пласты культуры и цивилизации. Страшную, иногда просто чудовищную потерю которых даже самые сильные мистики и пророки и краешком своего третьего глаза, и даже спинным мозгом предчувствовать ещё совсем недавно не могли.

 

Юрий Антонов

Прочитано 336 раз