Понедельник, 05 Сентябрь 2016 20:27

Новая школа на Старом городе

Автор  Вячеслав Ефремов
Оцените материал
(0 голосов)

d84fa814483a773e6b7a1399ba3f7a16Больше двадцати лет назад я работал учителем в белгородской 24-й школе. Это было совершенно замечательное место – здесь, в этой школе, пожалуй, как нигде больше постоянно слышался пульс истории. Само здание школы – усадьба помещицы Волковой, построенная два века назад – живая история, не умозрительное, а ощутимое напоминание о старой и не очень доброй Российской империи. А с другой стороны, организация тогдашнего школьного пространства, что мы имели в последнее десятилетие двадцатого века, вызывала острое ощущение того, что Советская власть на Старом городе только что установлена.

Типовой для имперских веков помещичий дом был разделён на просторные кабинеты-классы и пару-тройку закутков - для учительской и кабинета завучей. Питались дети и педагоги в бывшем манеже, то есть в бывшей барской конюшне. Именно здесь, вероятно, когда-то на очень скорую руку, соорудили временный, но как оказалось вполне работоспособный пищеблок, переживший, надо отметить, и победивший пролетариат, и ВКП (б), и нашествие немецко-фашистских оккупантов, и саму страну Советов.

Школьный спортзал располагался в соседнем флигеле. Он был весьма невелик, низок и как-то шаток. Спортзал в 24-й походил на современное спортсооружение не больше, чем был похож на нормальный футбольный стадион пришкольный пустырь с небольшими воротами. И совершенно понятно, что то, что у нас в стране принято называть «удобствами», представляло собой спрятанный за ближайшими к школе кустами деревянный домик всего на два, как это говорят, посадочных места.

Однако все эти «временные трудности» и организационные вывихи совершено не отменяли потрясающей и неповторимой домашней обстановки учёбы в старой СШ №24. Той самой школы, что опережая время лет на двадцать, стала фактически первым в городе учебно-культурным комплексом. Уже в те годы школа на Старом городе работала в самой плотной связке со здешним ДК, таким же глубоко старинным зданием, родившемся явно до второй мировой войны, с которым школа находилась практически на одной территории.

Здесь, в старой школе, из соседней речки для высоких проверяющих комиссий старшеклассники таскали раков. Тут же их варили и встречали дорогих гостей хлебом-солью и деликатесами. Здесь, на том самом пустыре, не стихали спортивные баталии, когда железнодорожный посёлок не на жизнь, а на пару ящиков пива, упорно бился в самом горячем белгородском футбольном дерби с хозяевами поля, старгородцами. А потом соперники создавали объединённую команду для футбольной победы над самыми своими заклятыми друзьями – крейдянцами.

Здесь страшно гордились своими отличниками и победителями каких-то общегородских мероприятий. Уже хотя бы потому, что их всегда было не так много. Согласитесь, сложно школе в 200 учащихся, где нет ни актового зала для самодеятельных спектаклей, агитбригад и прочей художественной самодеятельности, ни настоящего спортзала для развития физкультурно-спортивного мастерства на равных бороться с городскими «монстрами» на 2-3 тысячи школьников, в которых, в отличие от маленькой старгородской, есть и свои штатные режиссёры, и редакторы газет, свои психологи и даже отдельные тренеры по отдельным видам спорта.

В этой , как говорят, исторически сложившейся отсталости и какой-то неистребимой верности «местным традициям» был свой острый вкус и свой гордый шик. Однако ни тогда, ни десятилетием позже, я так и не смог понять, почему прекрасные, искренние, по-человечески надёжные, прочные, крепкие ребята и девчата Старого города и замечательные здешние педагоги, которых иначе как подвижниками назвать было нельзя, не заслуживают лучшего? Почему в одной из частей большого и современного города, в век компьютеров и интернетов, спутников и роботов совершенно невозможно построить обычную современную школу с нормальным санузлом, а не двумя дырками под ближайшим кустиком?

Не знаю и не буду гадать, какими мотивами руководствовался тогдашний мэр Белгорода Сергей Андреич Боженов, но это именно он принял решение и сдвинул «вековой вопрос» с мертвой точки – заложил фундамент новой 24-й школы. И вы посмотрите, как хорошо все было задумано – новая школа рядом с домом Волковой и она очень похожа по архитектурному стилю на свою предшественницу. Тут и арки, и высокие потолки, а всё вместе – запечатленная в камне связь времен.
Новая 24-я – это более 5 тысяч совершенно новых квадратных метров за 200 миллионов рублей, и все остальное новое, современное, ничуть не уступающее тому, что есть в любой , как здесь всегда говорили, городской школе. Первого сентября 2016 года 250 юных старгородцев переехали из века XIX-го сразу в XXI век, легко и непринужденно сделали решительный и очень долгожданный шаг в третье тысячелетие новой эры.

Коллеги рассказали, что в новой школе сохранится и традиционное для старгородцев разделение на две части – отдельно малыши, начальная школа, и отдельно - народ постарше, сама средняя школа. Само собой, что в новой школе появились невиданные никогда ранее актовый зал, а еще слесарная и швейные мастерские. Раньше еду возили из комбината школьного питания, а теперь будут кормить учащихся своим, приготовленным в своей столовой. Не красота ли? Будут в 24-1 и своя волейбольная площадка, и новое футбольное поле.

А что же будет со старым домом Волковой? Его преобразуют в культурно-досуговый центр Старого города. И тогда новый учебно-культурный комплекс обеспечит безусловное равенство старгородцев с остальным Белгородом. На Старом городе появится возможность вести дополнительные спортивные секции, кружки, студии для детей и взрослых.

Ау, кто там против слогана про добро и благополучие? Вот же вам конкретный пример, и он именно об уровне добра и закономерного благополучия кокретных людей, жителей славного города Белгорода.

«С любовью к землякам!» - этот девиз Сергея Боженова, известного многим горожанам со времён его ещё комсомольской юности, за десятилетия его труда в управлении городом имеет множество реальных и результативных воплощений. Но , пожалуй, новая старогородская 24-я школа стоит в ряду добрых дел Сергея Боженова особняком. Его предшественники в администрации города, конечно знали об этой проблеме, видели положение дел прекрасно, но никто даже не пытался взяться за неподъемное. Боженов взялся и поднял «вековой» пласт. Разумеется, здесь надо сказать хорошие слова и о Константине Полежаеве, которому довелось завершать работу, начатую бывшим мэром Белгорода Сергеем Боженовым, и он её завершил успешно, но всё-таки пальма первенства по праву принадлежит тому, кто первый сказал – новой 24-й быть! И теперь она есть на радость всем старогородцам!

Вячеслав Ефремов

 

Прочитано 483 раз