Пятница, 09 Декабрь 2016 23:32

Послание о мире и развитии

Автор  Феликс Кондратенко
Оцените материал
(0 голосов)

176Уже больше недели прошло после оглашения Послания Президента России. Практически все без исключения эксперты, и российские, и зарубежные, отчего-то отметили особую миролюбивость выступления Владимира Владимировича. «Рапорт о примирении сторон», - так охарактеризовал доклад один, французский, политолог. «Путину нужны друзья», - так гласил заголовок в другой, американской, газете. А третий, российский, обозреватель так вообще сравнил выступление президента с докладом мэра крупного советского города на предновогоднем партхозактиве: настолько, по его мнению, оно было «перегружено» конкретными задачами, адресованными в первую, вторую и третью очередь внутренней аудитории, «горожанам».
Странно, что даже в словах, обращённых к считающими себя, по словам Путина, «слишком умными» местным гробокопателям, наша общественность также обнаружила примиренческие нотки.

А ведь вполне очевидно, что третье десятилетие пьющая умственные и психологические соки из страны «демократическая общественность» получила жёсткий, громкий и внятный приказ. Приказ заткнуться и заняться хоть каким-то созидательным делом. Хотя бы и в целях собственного самосохранения.

Российские демдеятели оказались после победы Трампа в весьма двусмысленном положении. Ведь всё это время, все эти десятилетия их главным кормильцем и спонсором всех их общественно-коммуникационных действий были проигравшие выборную войну политкланы Бушей и Клинтонов.
Нужны ли были наши плохиши заокеанским буржуинам, в первую очередь, для списания на них сумасшедших, миллиардодолларовых бюджетных трат на «продвижение демократии в авторитарной России»? Или приоритетным всё-таки была любовь западных разведок к интеллектуально-коммуникационным дистанционным квестам с использованием всех видов «местной» вооружённой и не очень оппозиции? Ответы на эти вопросы, впрочем, имеют ныне по большей части теоретическое значение. Потому что над нашей, уютно устроившейся как бы оппозицией, играющей и за ваших, и за наших, и даже за совсем уже посторонних, неожиданно сгустились тучи полной неопределённости.

Оказавшись в хорошо известном по классической литературе состоянии постаревших содержанок, не накопивших за время любовей особого капитала и стремительно начинающих надоедать «работодателю» однообразием своих поз, позиций и охов, российские оппозиционеры пошли на радикальные меры. Они попытались спровоцировать в обществе гражданскую войну.
Докатившуюся, печалька, и до наших белых краёв. Правда, в основном в виде малосодержательных публикаций местных публично-соцсетевых идиотиков, плохо ориентирующихся в политике, праве, истории, литературе, философии и многих, многих, многих, многих, многих других важных для публичной гуманитарной деятельности предметах.

Суть провокации была проста – разбередить фантомные раны (этими же господами-товарищами, в общем-то, в народном сознании в 80-е и 90-е годы и созданные) и столкнуть между собой потомков «чекистов» и потомков «жертв». Записав при этом потомков «чекистов» в «генетические палачи», а потомков «жертв» в «генетически честных страдальцев». Что, в свою очередь, просто обязывало членов самой многочисленной группы – непричастных к генетическим сбоям, по моральным соображениям православно-коммунистического воспитания примкнуть к «страдальцам» и осудить «палачей».
В которые, понятно, закономерно должны были быть подвёрстаны и нынешние «гебисты», и нынешние «патриоты». То есть все те, кто мог бы, хотя бы потенциально, помешать сладко жить агитаторам и пропагандистам бочки варенья и тонны печенья, всё плывущих и плывущих со сказочного Запада.

Анекдотичность происходящего, впрочем, проявилась с самого старта информационной кампании-провокации. Во-первых, в так называемые «палачи-чекисты» решили записать только тех, кто работал спецслужбах СССР в 30-е годы. Это было смешно уже от того, что, как хорошо известно, папы-дедушки инициаторов кампании так же подвизались в «чекистко-палаческих» кругах. Но делали это не в грозных 30-х (тогда они как раз и стали «невинными страдальцами»), а в более-менее безопасное и весьма выгодно-мутное время, сразу после гражданской, в 20-е. И, надо честно признать, что даже вопреки целям и задачам важнейшей лично для них кампании, как настоящие, на мой взгляд, хоть в этом мужики, наступить на горло собственной родственной песне они так и не сумели.

Не менее странен был и главный «запал» кампании – сам себя лишивший российского гражданства житель прекрасного города Томска. Молодой человек на всю страну рассказал о якобы безвинно казнённом дедушке. Но как очень скоро выяснилось, рассказал он о том самом бородатом мужчине, что в гражданскую повоевал и за «белых», и за иностранных интервентов – японцев, и в бандах дальневосточных «хлеборобов». Причём особо дотошные исследователи тут же привели такие ужасные подробности жестокостей всех этих групп «невинных жертв», что сожжение ими в паровозной топке красного бойца Сергея Лазо выглядит чуть ли не невинной шалостью.

То есть в общественном сознании в результате вот этакой кампании неожиданно стали возникать совсем уж немыслимые её организаторами исторические перспективы. В народе вдруг заговорили о том, что лелеемый нынешними ТВ, газетами и оппозиционерами царский режим Романовых был страшно кровав и просто беспощаден к русскому народу. А значит надо и там поискать своих жертв и палачей. И, о ужас, появилась тенденция ко всенародному обсуждению темы «палачей» и «жертв» со стороны творцов «демократических перемен в застойной стране» – в первую очередь, как раз «мемориальцев», «гайдаровцев» и прочих «прожекторов» капитализма без человеческого лица. Унесшего, как утверждал в агитационной листовке товарищ Зюганов, 40 миллионов русских жизней.

При этом самой распространённой точкой зрения очень быстро стало повторение слов, напоминающих фразу из Писания. Что-то вроде: «пусть лучше сами эти мёртвые хоронят своих мёртвых, а у нас своя жизнь». Реальная жизнь, в которой нужна реальная работа, нужны реальные доходы. Жизнь, которой нужна новая надежда, новая мечта о будущем, новый большой, общественный и государственный проект – на месте нынешнего тупого и контрпродуктивного раздрая.

Собственно в этом, по большому счёту, и состоял, на мой взгляд, основной смысл послания: каждому в нашей стране давно пришла пора жить своей, а не чужой и заёмной жизнью – из мифического ли прошлого ли, из мифической ли заграницы.

Феликс Кондратенко

 

Прочитано 373 раз