Среда, 19 Апрель 2017 14:04

Выборная история

Автор  Артём Савельев
Оцените материал
(0 голосов)

 gvBfPpSGvUВ Белгородском краеведческом музее на прошлой неделе начала свою работу выставка об истории проведения политических выборов в наших краях. Выставка по замыслу просто замечательная, доказывающая, что у нас на Белгородчине есть своя история и своя традиция современной политической демократии, которой уже больше ста лет. Ведь выборы, организованные по западному образцу – то есть как идейное сражение между различными политическим партиями, в нашей стране стали законными в 1905 году. Тот год начался с «кровавого воскресенья» 9 января, когда в столице империи войсками была расстреляна многотысячная демонстрация рабочих. Подданные последнего императора на этот акт насилия ответили восстаниями - в армии, на флоте, в городе и на селе. После буйных и кровавых весны и лета, осень принесла стране всероссийскую тотальную забастовку. И 17 октября в России фактически закончилось самодержавие и началась конституционная демократия – своим манифестом царь даровал народу парламент.

Однако следует всё-таки признать: получилось так, что и императорские думы, и советские Советы – от самых сельских до самого Верховного, по большей части, так и остались в истории как всего лишь своеобразные начальные школы демократии. То есть органами реальной, полновесной и повсеместно главной власти – и по идее, и по духу, и по содержанию – они так и не стали.

Сначала, в империи, на думцев, при всей крайней ограниченности их полномочий и крайней шаткости положения (думу несколько раз просто разгоняли) было принято «вешать всех собак». Дескать, так трудно в стране живётся вовсе не из-за бесконечного полицейского и бюрократического произвола, а из-за того, что пара сотен народных избранников всё время «воду мутят». И то ли они масоны поголовно, то ли еврейскому капиталу напрочь продались. Но все беды, зуб даю, только из-за них – тех, что в шляпе, и тех, кто способен связать пару слов без привычной всем ноты «…ля». Причём, традиция эта – охального обвинения русской политической интеллигенции и бедах самодержавных бюрократов, самолично этими же самыми бюрократами и непрерывно производимыми, дожила даже до наших дней.

Та же, в общем, история произошла и в СССР. Вопреки положениям Конституции 1936 года мелкие, средние и крупные партийные бонзы, несмотря на все чекисткие кары и грозные войны, настолько крепко узурпировали власть в стране Советов, что смогли, как говорят, в 1953 году отравить даже великого вождя («великого тирана» - в западной версии истории). Который, как считает ныне уже не один историк, в начале 50-х начал плавную передачу всех рычагов реальной власти в стране от номенклатуры как раз всё ещё народным на тот момент местным парламентам – Советам. Одновременно превращая номенклатуру коммунистической партии из всемогущего, но весьма безответственного диктатора в своеобразный философский штаб и аскетичный рыцарский орден строительства коммунизма. Но какие из условных хрущёвых могут быть философы и аскетичные рыцари?!

Победу партноменклатуры над советской демократией окончательно закрепила Конституция 1976 года, в которую была, чтобы снять все вопросы, специально внесена отдельная статья - №6. Делавшая нигде и никогда не получавшего мандат народного доверия и полномочий, никем неизбранного партработника властителем миллионов душ. Превращая тех, кто должен быть «слугой народа», в куда более самодержавных властителей, чем был когда-то государь-император.

Интересно: если присмотреться к экспонатам выставки в белгородском историко-краеведческом музее, если поймать идущую от них волну памяти, то очевидным станет один надёжный факт – а ведь украденная демократия всегда возвращается.

Так, в 1917 году она вернулась, чтобы снести заигравшуюся человеческими жизнями монархию. А в конце 80-х лишила воли к сопротивлению 18-миллионную партию, безраздельно властвовавшую, как минимум, на половине планеты. И хотя кому-то из бывших членов номенклатуры КПСС за пару последних десятилетий всё-таки удалось воплотить в жизнь старую партийную мечту и воздвигнуть-таки свой лично-семейный коммунизм, но сама идея коммунистической партдиктатуры растаяла, в общем-то, почти без следа.

Возможно, именно поэтому документы и вещи, представленные на выставке, подчёркивает этот, неистребимый даже в самые безнадёжные времена, неизбежный дух русской демократии. Дело в том, что, с одной стороны, просторы нашей Родины так велики, а, с другой стороны, угрозы со стороны ближних и дальних соседей так неистребимы. И как здесь править вопреки воле народа, без его ответственной и каждой раз глубоко личной самоорганизации?! Которая, в общем-то, и есть настоящая демократия. То есть власть народа, организовавшегося таким или этаким вот способом для достижения каких-то нужных ему целей.

Россия всегда была страной выбора – выбора тех людей, что готовы взвалить на себя тот или иной крест «на благо обчества». Вспомните, там, где была церковь, всегда была приходская община. И эта община всегда выбирала старосту, ктитора.

Казацкая воля (а это как минимум десятая доля населения страны в самые горячие эпохи) находила своё административное воплощение в решениях казацкого круга – где, по большому счёту, всегда сначала решали как будем жить дальше, а уже потом под чьим началом.

Даже самой наидиктаторской власти в России было всегда самой себе дороже игнорировать мнение народа. Для такой большой страны ведь нет ничего проще, чем «раскинуться розно». Разбежаться то есть по своим окраинам и закоулкам – их у нас-то и не сосчитать.

Но уже само существование правил на участие во власти для князей – с той самой «Русской правды» тысячелетней давности – наличие жёстких и чётких указаний, кто из княжеского рода князем числиться может, а кто – никогда и ни за что, совершенно однозначно говорит о непрерывной традиции легитимации власти только через выбор народный. Пусть даже и через такой народный выбор, как на старом вече новгородском: кто перекричал оппонента, тот и политически прав.

Жаль, конечно, что на нынешней белгородской выставке глубоко в историю копать не стали. Ограничившись, по большому счёту, констатацией того факта, что и у нас, в глубоких белгородских чернозёмах традиция проведения современных демократических выборов насчитывает уже больше столетия. Больше, то есть, чем история существования трёх четвертей современных государств на планете Земля. Но, как говорится, лиха беда начало. Когда на самом деле не говорить о демократии, как сейчас – на смене эпох. В нынешние времена, когда и на Белогородчине,и в России начинается эра первого полностью городского и никем, надо признать, не поротого, искреннего и честного молодого поколения.

Артём Савельев

 

Прочитано 260 раз