Понедельник, 02 Декабрь 2019 00:00

Я НЕ СТАНИСЛАВСКИЙ, КОНЕЧНО, НО…

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

78397950 2579626412105841 1491951714553561088 o- А не надо меня хвалить. Лучше критикуйте! - так настроил меня Eugene Kramskoy после премьеры своего очередного спектакля. Ну что ж, подумала я, не в моём стиле, но попробую. Будем "резать" по частям.

О САМОЙ ПЬЕСЕ
Итак, очередной спектакль - это новая пьеса Евгения Крамского, которую следует называть "Один-девять-один-четыре", а не "Тысяча девятьсот четырнадцатый год", как это хочется прочитать по цифрам. В любом случае отсыл к началу прошлого века в пьесе да и постановке налицо. Имена героев, место действия, монологи и диалоги - всё как будто говорит о той самой эпохе, которую мы представляем себе по романам, пьесам, книгам и старинным фотографиям. Однако тут и там в процессе действа появляются слова или детали, которые нам вполне современны. Эклектика? Вряд ли. Я для себя решила, что это такой срез общества вообще вне эпохи. Это, может, происходило в 1914 году, а, может, в наши дни. Не исключено, что это вообще будущее. Как мне показалось, автор просто хотел сказать нам, что люди, во все времена одинаково зависят от мотивации. Совсем как у недавно прочитанного мной романа Бернара Вебера (Наталья Супрун, видишь, как вовремя твоя книга в моих руках оказалась, спасибо): удовлетворение первичных потребностей выживания, гнев, обязанность, приключение, избавление от страха и т.д. Где бы мы ни жили, как бы ни именовались - хоть Бонифациевичами, всеми нами руководят вековые потребности: мы хотим полноты жизни, любви, возможности творить и при том быть понятыми. Возможно, пьеса Е. Крамского - попытка показать обобщённо наши страсти-мордасти во всей широте.

О СПЕКТАКЛЕ
А хороши ли для показа все средства? Как хотите отвечайте на этот вопрос. Вот в пьесе "1914", их использована была масса. На задачу работал свет, музыкальное сопровождение, известные и не очень мемы, немного клоунады в приправу к классической актёрской игре, танцы и песни. Казалось бы, всего вдоволь - сиди, вкушай и переваривай. Вот только мне кажется, что с первого раза раскусить все задумки и распробовать всё, чем щедро приправил режиссёр свою постановку, было невозможно. Тем более, что пьеса одноактная. И ладно! Тем лучше - лёгкая недосказанность открывает огромные возможности для фантазии и интерпретации. Чем по завершению спектакля взволнованные зрители и занимались. Признаюсь, мы в тесной семейной компании до двух ночи не могли успокоиться!

ОБ АКТЁРАХ
Но в передаче главной мысли от режиссёра к зрителю проводником служат только они - актёры. В том случае, если верно понимают свою задачу. С моей точки зрения, к ребятам придраться в этом смысле нельзя: всё, что было заложено, донесли, даже текст (а он, порой, ой как витиеват!) не забыли. Труппу ДВЕ ОБЕЗЬЯНЫ театр*-) я знаю давно и достаточно хорошо, потому могу судить, кто и как проявил себя в новой пьесе. Очень хороши, как всегда, были Юрий БоровскойАлександр Ларин (Alexandr Larin)Юрий Чуев. Единственное, чего мне не хватило, это более яркой выраженности характеров. Я не смогла сделать выводы, каков по характеру герой А. Ларина - глупый, безбашенный или пофигист, к примеру? Не поняла до конца героя Ю. Боровского - эдакий вояка-забияка, «как одену портупею…» или себе на уме? Не почувствовала героя Ю. Чуева - что его док? Хитрый, коварный или циничный? В пьесе этого нет, но каждый из актёров мог бы добавить какой-то краски своему персонажу. Но это я придираюсь (Крамской же просил!).
В этом смысле - никаких придирок к герою, которого исполнил Игорь Карачинцев. Заметьте – немой герой! Его коварство и презрение к обществу, стоящему выше его по социальной лестнице, его страсть, даже когда её можно было выразить только щелчками костяшек на счётах - вот это выше всяческих похвал. Оно и понятно – Игорь – профессионал, и прекрасно, что Евгений Крамской не побоялся его выпустить на сцене с непрофессиональными актёрами. Вообще (отвлекусь немного), отмечу слаженную игру всего актёрского состава: никто «не тянул одеяло на себя», все без исключения хорошо работали в парах и общих сценах, чувствовалось, что это единый организм.

И о женских работах. Отмечу Татьяну Викторову, которая сыграла старшую из сестёр. Очень выросла по-актёрски, много вложила в роль. А вот Юлия Лобова (Yulia Lobova) новых эмоций не показала. Такой же мы видели её в "Направо от лифта", в "Заправке Грэга". Нет, не хочу сказать, что Юля не справилась с ролью – всё было достаточно верно – и мизансцены, и интонации, и пластика. Но всё это уже было ею использовано. Может, тоже нужно было ей самой найти какую-то краску для героини? Какая она – маман, у которой на шее 3 дочки на выданье и странный, мягко скажем, ничего не решающий муж? Она сильная или безвольная? Она страстная или задавленная жизнью? Она играет в материнскую любовь и супружеские обязанности или действительно только этим живёт? Кстати, то же замечание к Andrey Balamutoff. Ощущение, что его герой застрял в образе Грэга и даже современная одежда и отсутствие лишней пары рук не меняли дело: те же эмоции, те же интонации, хотя и вполне верные по пьесе. Но мне есть, с чем сравнить, и я сравниваю.

ОБ ОТКРЫТИЯХ
О первом я уже написала - Игорь Карачинцев – безусловно лучшее приобретение театра "Две обезьяны" за последнее время. Лучшее, но далеко не единственное. Труппу пополнили две очаровательные девушки – Наталья Власова и Люба Раздорова. И всё же не в очаровании всё дело. Обе актрисы прекрасно справились с дебютом в рядах "Обезьян", каждая отыграла свою героиню на 100%! Попадание в характеры точное. Можно говорить о хорошей режиссуре в данном случае, а можно об отличных актёрских работах. И то, и другое, думается, сыграло свою роль.

О ЗРИТЕЛЯХ
Конечно, на спектакли театра "Две обезьяны" редко приходят чужаки. В основном это те, кто любит Евгения Крамского лично и всех его ребят, что бы и где бы они это ни творили. Оттого и поддержку мощнейшую получает практически любая их постановка. Безусловно, это помогает на сцене: зная, что в зале тебя априори ждут доброжелательность и всецелое внимание, можно вершить чудеса. Но попробуйте сыграть эту же пьесу в совершенно незнакомом месте. Там, где о «Двух обезьянах» не слышали, симпатией не пылают к актёрской труппе и не идут с букетиками, чтобы поддержать своих. Заставить зрителя себя полюбить – сложная задача. Нужно выкладываться на «стопицот», чтобы поверили и приняли, чтобы прониклись и полюбили.

О КРИТИКЕ
Говорят, что любая критика – это хорошо замаскированный комплимент. Вот и я попыталась сделать "кучу комплиментов" ребятам, которых давно знаю, очень люблю и всегда поддерживаю. Но на этот раз мне захотелось ещё сильнее поддержать их – то есть подойти к их творчеству с самой высокой меркой. Так, как здесь, можно писать о сложившихся театрах столичного уровня, рассматривая их сквозь призму критического калейдоскопа во всех гранях. Но разве «Две обезьяны» не сложившийся театр? Разве здесь плохи актёры? Разве они играют скучные пьесы? Конечно тройное НЕТ! А стало быть зачем снижать намеренно планку до уровня самодеятельного театра?
Никогда, кстати, не понимала этого деления - профессионалы и самодеятельность. Выходит, то, что не простят одним, с милой улыбкой примут у других? На мой взгляд, есть правда и неправда, верю и не верю. По Станиславскому. И я верю, что в день премьеры - 30 ноября 2018 года - пьеса "1914" была отыграна актёрами театра "Две обезьяны" настолько, насколько они смогли это сделать в этот раз.
А дальше спектакль начнёт жить своей жизнью - обрастать историей, внутренним наполнением, переживанием, проживанием. И вместе с ним растут актёры, которым мы и сегодня, и завтра, и много лет спустя скажем "Браво!". Уже только за одну преданность Мельпомене.

ИРИНА БАБИНА
ФОТО АВТОРА

 

 

Прочитано 94 раз